Трудная нефть Сахалина — часть 2

Страна восстала из руин войны в невиданные по историческим меркам сроки. Уже в середине 50-х годов речь шла не о восстановлении разрушенного народного хозяйства, а о его развитии. В полной мере это касалось и нефтяной отрасли Сахалина, которая долгое время работала на пределе возможного старых, иссякающих месторождений.

С каждым годом все большее внимание начало уделяться поисково-разведочным работам. Так, в годы так называемой “семилетки” (1959-1965) объем разведочного бурения по сравнению с предыдущим периодом возрос в полтора раза, что привело к открытию 19 крупных залежей нефти и газа. Из них наиболее значительными по запасам считались Тунгор, Колендо, Кыдыланьи, Сабо, Мухто. Вышли на месторождения Ключевское, Северинское, Шхунное. В старом нефтяном районе, Катанглийском, тоже нашли газ – месторождение Прибрежное.

Нефтеразведка Сабо

Нефтеразведка Сабо

В канун нового 1961 года бригада бурового мастера конторы бурения № 2 А.И. Пивкина преодолела трехтысячный рубеж глубины разведочных скважин. Пройдено от устья до забоя более 3 100 метров. Проходка этой скважины решила не только задачу вскрытия до этого еще недосягаемых пластов. Это была проверка на зрелость, способность людей на большие дела.

Нефтеразведка на месторождении Гиляко-Абунан

Нефтеразведка на месторождении Гиляко-Абунан

Освоено и наклонно направленное бурение. Это дело (двуствольная наклонно направленная скважина) доверили бригаде И.И. Ракленко с укрупненного нефтепромысла Сабо…

Подъема добычи нефти удалось добиться также и за счет внедрения на промыслах рациональных систем разработки месторождений, применения высокоэффективных методов искусственного воздействия на разрабатываемые залежи (заводнение пластов, тепловые и физико-химические способы интенсификации добычи). Работы в этом направлении поставили на научную основу. Каждая третья тонна нефти извлекалась из недр благодаря применению вторичных методов эксплуатации месторождений. В практику промысловых работ вошел гидроразрыв пласта.

Неузнаваемо изменилась техника нефтедобычи. Были внедрены высокопроизводительные станки качалки, глубинные электропогружные насосы более современной конструкции. На отдельных месторождениях стала применяться газлифтная система эксплуатации залежей.

Кстати, в июле 1963 года коллектив нефтепроводного управления впервые начал отправку нефти на экспорт. Первыми в порту Москальво встали под погрузку танкеры из Италии и Панамы.

Ремонт скважины на нефтепромысле Эхаби

Ремонт скважины на нефтепромысле Эхаби

3 сентября 1964 года ЦК КПСС и совет министров СССР приняли постановление “О мерах по ускоренному развитию производительных сил Сахалинской области”. И область, в том числе, нефтяная и газовая ее промышленности, действительно вступила в период ускоренного развития.

Однако нефть Сахалина продолжала оставаться трудной.

Границы полуострова Шмидта отделяют от Охи всего несколько десятков километров. Но эти километры – бездорожье, топи, крутые овраги… И все-таки в конце 50-х нефтеразведчики-буровики вышли и сюда. Первая же скважина, пробуренная в 1961 году буровой бригадой мастера Н.А. Ковешникова, угодила в нефтеносный пласт, о чем известил мощный фонтан. Было доказано, что Колендо – это нефть, и большая нефть.

А.С. Торчинов, буровой мастер

А.С. Торчинов, буровой мастер

Ускоренное развитие производства требовало большого количества техники и оборудования. И не всегда все удавалось доставить в короткие сроки навигации. Приходилось принимать неординарные решения. Зимой 1966 года, например, с конечной станции железной дороги – из Комсомольска-на-Амуре в Оху – двинулась колонна из 61 трактора и 78 автомобилей. Только до мыса Лазарева путь длился 15 дней. Но люди выдержали и довели колонну без потерь. Позже путь техники на север острова стал, конечно, гораздо проще – через паромную переправу Ванино – Холмск, которая вошла в строй в 70-х годах…

Морской порт Москальво

Морской порт Москальво

Но трудности – трудностями, а экономика северной части острова стремительно шла вперед. О нефтяниках Сахалина заговорили не только в области, но и в центре страны. Они били рекорды в скорости проходки скважин и освоении подземных глубин, выступали пионерами в освоении новых технологий добычи углеводородов. Особенно много внимания уделялось применению вторичных методов эксплуатации нефтяных месторождений. Опыт объединения “Сахалиннефть” по внедрению газлифтной системы эксплуатации месторождений взяли на вооружение другие крупные предприятия нефтяной отрасли Советского Союза. Именно у нас начали экспериментировать, а затем и наиболее масштабно применять пар высокого давления для извлечения тяжелой и вязкой нефти. За четыре года внедрения этого метода Охинский нефтепромысел дал столько нефти, сколько добыто за 40 лет до этого.

Все это, а также введение в эксплуатацию целого ряда месторождений: Колендо, Тунгор, Кыдыланьи, Мухто, Нельма, Волчинка, Малое Сабо, Северная Оха и других – позволило объединению “Сахалиннефть” в 1968 году добиться рекордного объема добычи нефти по сравнению с предыдущими годами – 2 миллиона 650 тысяч тонн.

В конце 60-х в объединении “Сахалиннефть” приступили к комплексной автоматизации и телемеханизации процессов нефтедобычи. На смену мерникам (небольшим резервуарам у каждой скважины) пришли установки “Спутник”, которые фиксировали объемы добычи нефти, остановку скважин. Контроль за работой глубинных насосов, трансформаторных подстанций осуществлялся с диспетчерского пункта. Внедрение телемеханизации на нефтепромыслах позволило во многих случаях перейти на односменную работу, освободить рабочих от тяжелого, малопроизводительного труда.

Бригада "Колендонефти"

Бригада “Колендонефти”

Правда, многие из них, получив закалку ответственейшего отношения к делу с военных и послевоенных лет, еще долго не доверяли технике, дублировали “Спутники”.

– Не могу привыкнуть. Чуть свет вскакиваю и бегу на промысел к своим качалкам… А вдруг они встали, вдруг мерник перелило? – рассказывал тогда один из старейших операторов нефтедобычи Эхабинского промысла М.А. Гурских…

Но время брало свое. В 70-х годах объединение полностью перешло на автоматизацию всего технического процесса добычи, сбора, подготовки, сдачи и транспортировки нефти и газа.

Так перетаскивали буровую вышку на новую площадь

Так перетаскивали буровую вышку на новую площадь

А еще 60-70-е годы для объединения “Сахалиннефть” – это период большого строительства. В Охинском и Ногликском районах возводились добротные поселки городского типа, в которых предполагалось жить долго и счастливо. Вахтовый метод в то время государством не приветствовался. Да и почему было не строить, если на Тунгоре и Колендо, скажем, нефть обещала быть десятилетиями? Или на Эхаби, в районе Нефтегорска, Катангли…

Оха строится

Оха строится

Началось строительство в рабочем поселке Ноглики, куда в начале 70-х начал перемещаться центр поиска и добычи углеводородов. Здесь были заложены многоквартирные дома. Нефтяники обустраивали свой быт, ставилась задача – ликвидировать все бараки, переселить людей в благоустроенное жилье. В том числе и в поселках. В основном она была выполнена. Строили по островным меркам быстро. И не только жилье.

Практически каждый поселок имел свое футбольное поле – нефтяники традиционно покровительствовали футболу и лыжному спорту, всем видам спорта, кои развивались на севере острова. Практически в каждый поселок пришел газ. Открылось пассажирское автобусное движение между поселками и Охой, которая к началу 70-х неузнаваемо изменилась.

А открытия продолжались.

Старый Набиль… Эта нефтегазоносная площадь открыла свои запасы только с третьей попытки. Первые две – в 1962 и 1967 годах – не были результативными, и лишь в сентябре 1975 года районной инженерно-технологической службой №1 был получен первый фонтан нефти. Получена нефть и на площади Монги. Площади Набиль, Усть-Томи, Монги, им. Мирзоева и другие стали передним краем фронта работ объединения “Сахалиннефть” на севере Сахалина на многие годы. Около миллиона тонн нефти в год давало только месторождение Монги. И вот уже остро встала проблема транспортировки сырья до потребителя.

За годы работы на севере острова объединение “Сахалиннефть” накопило богатый опыт строительства магистралей для транспортировки нефти: действовали внутренние нефтепроводы, ведущие к резервуарам, прокладывались железнодорожные пути для перевозки нефти цистернами, работал нефтепровод до нефтеналивного терминала в порту Москальво. В военные и послевоенные годы были построены две очереди нефтепровода Оха – Комсомольск-на-Амуре.

Но транспортировка нефти с площади Монги никак не вписывалась в схему прохождения существовавшего нефтепровода. Сначала нефть вывозили по железной дороге, но объемы добычи все росли, и узкоколейка перестала справляться. В 1978 году началось строительство нефтепровода Монги – Погиби. Через три года коллектив треста “Сахалинморгазпромстрой” завершил объект. Одновременно были смонтированы нефтепроводы Катангли – Горячие Ключи, газопровод Даги – Нижний Вал, начата прокладка газопровода Даги – Оха. Этот газопровод по праву считался одним из главных объектов в Сахалинской области. Протяженность магистрали составляла 200 километров.

Но еще важнее этой стройки в наступившем пятилетии (если, конечно, можно сравнивать такие объекты) был газопровод Оха – Комсомольск-на-Амуре. Строительному тресту объединения предстояло протянуть нитку до мыса Лазарева с переходом через пролив Невельского. Причем впервые в стране водную преграду нужно было преодолеть не с помощью специальной баржи, а морских буксиров. Они цепляли изготовленные на берегу плети (дюкер) и протаскивали их по дну пролива. Часть газопровода коллектив передвижной механизированной колонны №4 треста “Сахалинморгазпромстрой” уложил в самом начале строительства – 1 150 метров трубы опустились на дно в самом глубоком месте пролива. В 1985 году на сухопутных участках будущей трассы развернулось большое строительство. “Красный стык” сухопутной части протяженностью около 120 километров был сварен накануне Дня работников нефтяной и газовой промышленности в 1986 году. Оставшуюся часть подводного отрезка газопровода укладывали зимой, благо подобный опыт у сахалинцев уже имелся.

Нефтепромысел Монги

Нефтепромысел Монги

1 июня 1987 года на мысе Лазарева вспыхнул факел сахалинского газа, его зажег генеральный директор “Сахалинморнефтегаза” А.В. Черный.

А затем начались “лихие” 90-е.

Как и везде, во Всесоюзном промышленном объединении “Сахалинморнефтегаз” сложилась весьма непростая ситуация. С одной стороны, оно уже активно вело поиски нефти и газа на шельфе Сахалина с применением плавучих буровых установок, помогало осваивать шельф во Вьетнаме, разрабатывало проекты освоения шельфа совместно с известными компаниями мирового нефтебизнеса.

С другой – поисковые работы на суше острова в связи с сокращением “белых пятен” нефтеразведки начали сворачивать, добыча нефти на старых нефтепромыслах стабильно падала. Положение усугубил и начавшийся в стране экономический кризис, а после 1990 года – переход на рыночные рельсы экономики.

Предстояло учиться работать в новых условиях. Время диктовало иные подходы к организации производства и труда, требовало принятия сложных, а порой и непопулярных решений, которые отразились на судьбах многих людей. Нефть Сахалина по-прежнему была трудной…

Но это уже другая история – история нового времени…

Материал подготовлен на основе книги “Нефть и люди Сахалина” (2003 год).