Сахалин: нефтегазовые истории. Часть 1

В первое воскресенье сентября в России отмечается День работников нефтяной и газовой промышленности. Для Сахалина – это особенный праздник. Сегодня в этой сфере работают десятки тысяч наших земляков, а бюджет области пополняется, в том числе, и благодаря доходам, поступающим от шельфовых проектов. Введение в строй первого в России завода по производству СПГ спустя триста лет с тех пор, как Петр Великий “прорубил окно” в Европу, дало возможность открыть Сахалину “энергетические ворота” в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сегодня ИА Sakh.com совместно с компанией “Сахалинская Энергия” начинает серию публикаций, в которых мы попытались собрать интересные факты и сведения из истории нефтегазовой промышленности острова Сахалина.

История с географией

Не нужно искать доказательств тому, что наш остров тесно связан с нефтью, достаточно просто взглянуть на географическую карту.

Город Оха. Название нефтяной столице Сахалина дано по названию реки Оха, это гидроним из эвенкийского охэ – “плохо, невкусно”. Такое прозвище речка получила, вероятнее всего, из-за сильной загрязненности нефтью. Месторождение здесь было открыто в 1880 году, близ него вырос поселок, который после нескольких неудачных попыток найти нефть был заброшен. Первая промышленная нефть была добыта здесь только в 1921 году. Многие старожилы считают годом основания Охи 1925, хотя статус рабочего поселка на город был изменен только в ноябре 1938 года.

Поселок и река Катангли, Ногликский район. Ка – Та – Нгли, прислушайтесь, звучит красиво. Но в переводе с нивхского это название не очень благозвучно: “терпкая река”. Вероятно, река получила такое название за специфический нефтяной привкус. Ну а поселок назвали в честь реки, на которой он стоит.

Ноглики. И опять нефть помешала назвать Ноглики более благозвучно. Современное название поселка происходит от нивхского “Ногл-во”, которое переводится как “плохо пахнущее селение” (всё из-за резкого запаха нефти). Однако сами нивхи и другие коренные жители Сахалина не брезговали пользоваться полезными свойствами нефти. Еще в 1850-х российские ученые рассказывали, со слов жителей острова, что существуют озера с черной и бурой водой, сильно маслянистой. Дерево, смоченное в ней, прекрасно горело. Этим озерам, а подчас обширным лужам, аборигены приписывали волшебные свойства. В то время на эти нефтяные проявления большого внимания не обращали. Эра нефти наступила в 1880-х.

География и имена

Географическая карта острова поможет вспомнить и тех, кто первым открывал неисчерпаемую кладовую полезных ископаемых на острове. Из-за нее Сахалин назвали островом сокровищ.

Мыс Полевого, Углегорский район. Назван в честь исследователя нефтяных и угольных месторождений Северного Сахалина геолога Петра Полевого. Петр Игнатьевич Полевой родился в семье сибирского фельдшера, бывшего участника обороны Севастополя. В 1893 г. окончил гимназию в Иркутске с серебряной медалью, в 1903 – горный институт в Петербурге. В 1908-1910 гг. он возглавил одну из двух исследовательских партий геологической экспедиции на Сахалин. В июне 1927 г. Полевой отправился на восточный берег Сахалина в район Чайво. Он выразил твердое убеждение, что на месте Охи вполне можно начать строительство нового промышленного города, и принимал некоторое участие в его планировке. Участники сахалинской экспедиции в шутку стали называть две свежепрорубленные лесные просеки в Охе “проспектами Полевого”. Теперь нам хорошо известно, что прогноз известного геолога оправдался.

Сезон 1929 года стал последним сахалинским полевым сезоном в жизни Полевого. Больше на остров вырваться ему не удалось, а в 38-ом году прошлого столетия он умер.

Горный инженер более двадцати лет изучал геологию Сахалина. За это время он выявил здесь несколько месторождений угля и других полезных ископаемых. Но главное в судьбе геолога было связано с нефтью. Ему удалось открыть несколько месторождений сначала в восточной части острова – Пильтунское, Мало-Имчинское (Уйглекуты), Кыдыланьское. Позже были и другие. Из девяноста его печатных работ около сорока посвящены геологии Сахалина.

Сопка Миронова, Ногликский район. Названа в честь выдающегося геолога, академика, исследователя нефтяных месторождений Сахалина Степана Миронова. Степан Ильич родился в 1883 году в деревне Порошино Вятской губернии. После окончания Горного института в Петербурге (в 1914 году) начал работу в геологическом комитете по исследованию нефтяных месторождений на Эмбе, затем на Сахалине. Любопытный факт Степан Ильич работал в комитете вместе с Иваном Губкиным. После революции принимал участие в организации геологоразведочных работ в нефтяной промышленности. Участвовал в организации Нефтяного геологоразведочного института. Миронов ввел своеобразную методику исследований нефтяных месторождений с помощью тахеометра в равнинных районах и карт.

Вышка Зотова

У нашего острова много символов, в основном природных. Недаром сахалинцы весьма активно пытались внести заповедные места в список “Семи чудес света”. Но есть у нас и рукотворные памятники, которые стали для нас символами родной земли. Один из них – вышка Зотова.

Эта история началась как авантюрный роман. С бутылки с таинственным содержимым. Правда, в ней не оказалось карты с указанием пещеры, где спрятан клад, но её содержимое с лихвой искупало этот недостаток, поскольку открывало целый остров сокровищ. Якут Филипп Павлов случайно наткнулся в районе будущих охинских промыслов на яму с нефтью. Набрал “керосин воды” в бутылку и отвез ее купцу первой гильдии Иванову, рассчитывая на вознаграждение. История умалчивает, справедливы ли были его ожидания. Купец оказался не промах и подал прошение на имя генерал-губернатора барона Корфа об отводе ему тысячи десятин земли (примерно 11 кв. км) на северном Сахалине для разведки и добычи нефти. Но воспользоваться своей прозорливостью купец не успел, так как неожиданно умер, и участок сроком на пять лет и с уплатой ежегодно десяти рублей за десятину в казну, достался его вдове. Та, будучи женщиной слабой, передала все дела зятю Григорию Зотову, отставному лейтенанту флота его Величества.

Григорий Иванович организовал первое акционерное общество – “Сахалинское нефтепромышленное товарищество Г.И. Зотов и К°”, доставил из Петербурга бурильное оборудование и отправился в экспедицию. Непосредственно на месторождении был пробит ряд шурфов и пробурено восемь мелких скважин. Затем последовало еще несколько геологоразведочных экспедиций. Одна из них привела к неутешительным результатам – нефть не была найдена. Компания распалась. Тогда Григорий Зотов на свои средства организовал новую экспедицию и вновь потерпел неудачу. Несмотря на отрицательные результаты, Григорий Зотов твердо верил в свою счастливую звезду, однако светить она стала уже будущим поколениям. Сам Григорий, к сожалению, не дожил до того дня, когда началась промышленная разработка месторождений.

Сахалинцы благодарны этому удивительному человеку за веру и упорство. “Русская нефтяная вышка”, построенная с 1910 году, – первая буровая на Сахалине, получила название вышка Зотова.

“Керосинка”

Так прозвали свою “альма-матер” – Российский государственный университет нефти и газа имени Губкина – его студенты. Однако несмотря, на несколько насмешливое прозвище, это один из самых престижных университетов в России, его выпускников с охотой берут на работу не только отечественные, но и крупные международные компании. Сегодня связи университета с Сахалином стали еще крепче, благодаря развитию шельфовых проектов у молодежи повысилась мотивация изучать науки, связанные с нефтегазовой промышленностью. Только по стипендиальной программе компании “Сахалин Энерджи” в этом учебном заведении учатся двадцать студентов-сахалинцев.

“Недра не подведут, если не подведут люди”, – считал Иван Губкин, посвятивший всю свою жизнь изучению подземных тайн. Ивана Михайловича самого можно назвать самородком. Его судьба в чем-то сходна с судьбой Ломоносова. Родился Иван Губкин в глухом Муромском уезде в семье бедного крестьянина. Учился в приходской школе, с блеском окончил уездное училище, затем учительскую семинарию. Проработав сельским учителем, решил продолжить свое образование и отправился в Петербургский учительский институт. Но не педагогика манила его, в 1903 Иван Губкин поступает в Санкт-Петербургский горный институт, именно геология и стала его призванием. Не помешала не революция, ни гражданская война. Все эти трудные годы Иван Михайлович ведет свою битву, битву за создание науки о недрах.

Его называют отцом основателем российской нефтяной геологии. В труде “Учение о нефти”, написанном в 1932 году, он разрабатывает основы теории происхождения нефти, условия формирования её залежей и др. Его именем назван Российский государственный университет нефти и газа имени И. М. Губкина (основанный им), а также одна из премий Российской Академии наук. Его имя носят города Губкин в Белгородской области и Губкинский в Ямало-Ненецком автономном округе.

Родина российской нефти

Сахалин, безусловно, – новая страница в истории российской нефтегазовой отрасли. Но в этой истории много страниц, которые уходят в глубину веков. Человечество познакомилось с полезными свойствами нефти еще до нашей эры, не умея добывать этот полезный продукт, его собирали с поверхности водоемов, такой способ применяли в Мидии, Вавилонии и Сирии еще до нашей эры. Раскопки на берегах Евфрата установили, что за 6000-4000 лет до н. э. нефть применяли как топливо. Есть сведения, что на Кавказе нефть использовалась 2000 лет тому назад. Арабский историк Истархи, живший в Х веке, свидетельствует, что с древних времен бакинцы вместо дров жгли землю, пропитанную нефтью. Честь называться родиной российской нефти принадлежит Ухте.

Первое письменное упоминание о наличии нефти в России относится к XVI веку, когда она была обнаружена у берегов реки Ухты, протекающей в северной части Тимано-Печорского района. Тогда ее собирали с поверхности реки и использовали в качестве лечебного средства, а так как это вещество обладало маслянистыми свойствами, то и для смазки. В 1721 году о нахождении нефтяных источников на реке Ухте в Пустозерском уезде заявил в Берг-Коллегию знаменитый русский инженер Григорий Черепанов. Образцы найденной нефти были доставлены в Санкт-Петербург и Москву. Ухтинскими нефтяными источниками интересовался Петр I, однако после его смерти сведения о них не встречались вплоть до 1745 года.

Через сотню лет талантливый предприниматель и исследователь Севера Михаил Константинович Сидоров посвятил себя решению проблемы ухтинской нефти. Отдав этому благородному делу двадцать лет жизни и весь свой капитал, пробурив здесь первую в России нефтяную скважину, он, тем не менее, так и не смог достичь своей заветной цели – поставить освоение нефтяных кладов Ухты на промышленную основу для блага, процветания и славы родного Отечества. В последние годы жизни он писал: “Несмотря на все препятствия, я употреблял все усилия положить начало нефтяному промыслу и тем принести пользу своей Родине. И будущее поколение не упрекнет нас за то, что мы не заботились о его благосостоянии, напротив, оно будет нам благодарно”. И эти слова оказались пророческими.

Взяв старт в Ухте, российская нефтегазовая промышленность теперь осваивает природные богатства в недоступных прежде местах и регионах. Примером тому – шельф Сахалина.

Продолжение следует.